Две «разные России» глазами украинца

Не посещал Москву с 2015 года, а в глубинке Тверской области последний раз был шесть лет тому назад. И вот представилась возможность провести около трех месяцев в этих местах, посмотреть на изменения своими глазами, сравнить — как было и как стало.

Наверняка наблюдения нельзя отнести к исчерпывающе объективным, так как ехал к армейским и студенческим друзьям, личные отношения с которыми не рухнули вместе с совместным историческим прошлым. Не провоцировал никого на споры и не преследовал цель непременно «докопаться до истины» в украино-российском конфликте, хотя его, конечно, тоже обсуждали.

За лето, проведенное в кемпинге в Осташковском районе Тверской области, довелось услышать многое от россиян о их жизни. Удивило, что подавляющее большинство не замечают или принципиально не хотят видеть «успехи и достижения», на которые «иностранец» не может не обратить внимания. Москвичи и питерцы, приезжающие на выходные на берег Селигера подышать лесным воздухом, жалуются на жизнь. Больше всего говорят о том, что за последний год у них все «просело», выросли цены и чиновники сильно воруют (правда, в отличие от Украины, иногда их все же сажают). Причем «просело» у всех — у строителей, производителей, коммерсантов всех мастей, торговцев всевозможными товарами и услугами.

Исключением в «сезоне расстройств» стал только Чемпионат мира по футболу. «Мундиаль, да, провели нормально. Несмотря ни на что. Достойное событие. Стадионов новых настроили, гостиниц, ресторанчиков всяких. Это хорошо, — говорят москвичи, впрочем, не забывая о ложке дегтя. — Только кого они теперь кормить будут, когда основной турист уехал? Где клиента брать? Как выживать?»

Однако по порядку — до Москвы из Киева еще добраться нужно. Попасть в Россию украинцу, вопреки многим досужим домыслам и страшилкам о запретах, не сложно — купил билет на «маршрутку» и вперед. Впуская в страну, пограничники обычно не требуют предъявить приглашение, обратный билет и подтвердить финансовую состоятельность путешественника, как это происходит с россиянами, посещающими Украину. О цели визита в «Мордор» тоже не каждого спрашивают, возможно, потому, что в любом украинце видят потенциального заробитчанина, причем более толкового, чем азиатские гастарбайтеры. Так чего зря отпугивать?

Узнав, что цель моего визита — участие в организации соревнований по спортивному рыболовству и освещение события в СМИ — суровый страж границы, сменив «официальную» гримасу на человеческую улыбку, оттаивает, шлепает штамп в паспорт и, похоже искренне, желает приятно провести время.

«Дураки и дороги». Россиянам будет лестно услышать, что первая часть известного афоризма о российских бедах прямо «с порога» не бросается в глаза, а вторая теряет свою актуальность сразу же после пересечения границы — ибо все познается в сравнении. Вырвавшись из пространства латанных-перелатанных (не самых плохих на Украине) харьковских дорог на федеральную трассу в направлении Белгорода, восьмиместный «Спринтер» реагирует значительным оживлением, перестает резко подпрыгивать на ухабах и внезапно проваливаться в многочисленные ямы. «Нам бы такие! — завистливо отмечает утомленный водитель. — С такого качества покрытием всю Украину можно было бы за день пересекать».

Впрочем, состояние дорог (ну или этой конкретной дороги) не единственный плюс, ощущаемый при попадании в РФ с украинской стороны — все пассажиры, кому дома приходится «кормить» свои авто бензином, приятно удивляются низкой цене и завидному качеству нефтепродуктов на заправках. Они ведь не знают, что бензин здесь здорово подорожал и, по мнению российских шоферов, стал значительно хуже, чем был раньше!

Оптимизм поубавляют цены на напитки в придорожных кафе и стоимость услуг мобильной связи. Украинцу, привыкшему пить вполне достойный зерновой эспрессо у себя дома за 10-15 гривен (25-35 руб.), кажется диким платить за чашку кофе деньги, за которые даже в московском супермаркете можно купить большую банку тушенки. Впрочем, в столице в различных «бургер-зонах» кофе еще дороже, а в элитных заведениях для кофеманов его ценник и вовсе заоблачен. Конечно, в России кофе не растет, но понятно, что налицо внутренний «торговый заговор».

Мобильное покрытие значительно расширилось, даже в отдаленных участках леса можно найти оператора, предоставляющего в этом районе вполне сносный 4G интернет (помнится, в прошлые годы для отправки смс нужно было забраться на пригорок, нажать кнопку, подбросить аппарат выше ближайшей сосны, а потом благополучно поймать его), который Украина только начала вводить в обиход в крупных городах. Однако уловки и хитрости провайдеров, направленные на скачивание дополнительных денег с клиента, бесят своим разнообразием.

Тарифы, склонные к явному преувеличению (все эти «Забугорища» и «Безлимитища»), содержат кучу скрытых ограничений, не озвучиваемых заранее. Например, вы можете приобрести «безлимит» всего за 13 рублей в сутки, но за то, что будете раздавать его себе же на ноутбук — с вас высчитают еще 50 рублей в сутки, то есть продадут вам интернет еще три с лишним раза, причем не предупредив заранее и не принимая апелляций. Широко рекламируемый отказ от областного роуминга в пределах РФ на тот момент и вовсе оказался рекламной фикцией — пересекая границы регионов для экономии на входящих/исходящих необходимо подключить платную допуслугу. В общем, украинский рынок связи, хоть и несколько скромнее, но однозначно прозрачней и дешевле. Но кто знает, вполне возможно, что опыт российских коллег по извлечению дополнительной выгоды понравится украинским операторам и скоро его станут перенимать.

Если не обращать внимание на дорожные знаки, города, виднеющиеся из окна автобуса, сложно различить. На вид они примерно одинаковы — коробки советских времен и чуть более поздней постройки не отличаются оригинальной архитектурой, но производят впечатление ухоженности. Ну, разве что по продающемуся на остановках прянику можно догадаться, что где-то рядом Тула. Лоск, цвет и стиль появляются ближе к Москве, где трасса становится еще лучше, освещенней, шире, а барометр цен вдоль дороги задирает стрелку все выше.

О Москве много не скажешь — восхищает общим духом стремительности, обилием строительства, новинками транспорта (как общественного, так и каршеринга), яркими красками новых фасадов, шикарно подсвеченных ночью, и ощущением общей благополучности. На улицах — запах «денег и возможностей», на который из разных уголков России и ближайшей заграницы слетается огромное число претендентов, пытающих счастья в отщипывании кусочка от сладкого пирога. Можно сказать, что «азиатские черты» здорово разбавили «славянскую внешность» условного «среднего москвича». Если сравнивать две столицы, украинскую и российскую, — Киев, конечно, город куда более моноэтнический и компактный, в нем проще добраться в любой конец, не потратив на это «лишних» полдня.

Москва же расстраивает перенаселенностью и огромностью, делающей жизнь местных и гостей крайне утомительной. Несмотря на постоянные попытки градоначальников «разгрузить асфальт» с помощью эстакад, туннелей, новых транспортных колец, ограничений въезда в центр — понятие «пробки» является основным, диктующим местный стиль и распорядок. Люди, «замученные трафиком» и «испорченные квартирным вопросом», — пожалуй так можно коротко охарактеризовать москвичей. Какая-нибудь бытовая мелочь, занимающая в скученной провинции несколько минут, может растянуться здесь на несколько дней. Может быть поэтому многие жители столицы все больше предпочитают из реальной жизни уйти в интернет?

Приезжим из другой страны четко бросается в глаза условное деление России: Москва, Питер и все остальные. На Украине ему соответствует немного другое: Киев, десяток больших городов и сельские районы. Правда, раньше еще был Крым, стоящий в этом ряду особняком. Противостояние российских столиц имеет больше шутливую подоплеку, обусловленную конкуренцией за право называться воистину первой и главной. Регионы же раздраженно завидуют и частенько «недолюбливают» и тех и других. Москвичей немного больше, поскольку они «богаче».

 за что прикажите «любить» этих «столичных», если многие прелести жизни заканчиваются вместе с трассой «Новая Рига»? Если от Ржева до Осташкова еще как-то можно ехать, то передвигаться дальше, в сторону Волговерховья, нужно на вездеходах. Нет, асфальт там конечно есть, но уж очень бугристый и ухабистый, сильно похожий на украинский. «Когда я ездила по Колумбии, то думала, что там дороги плохие, однако тут убедилась, что бывает хуже», — делилась впечатлениями туристка из Испании южно-корейского происхождения, приехавшая посмотреть на родину своего молодого человека.

Но от парилки и массажа березовым веником в мастерском исполнении украинца путешественница осталась в восторге и назвала этот вид бани лучшим в мире. А вот компания студентов из Москвы впечатлилась именно дорожным экстримом: «Если бы у вас на сайте кемпинга было написано, что добираться к вам так сложно, то вся молодежь столицы рванула бы сюда. Острейшие впечатления!»

Местные жители отличаются от столичных «штучек», в первую очередь, если не «угрюмостью», то некоторой замкнутостью и отстраненностью от внешнего мира. Во всяком случае, разговорить с первого раза никого не получается. Если в их присутствии незнакомец упадет в обморок, могут пройти мимо, мало ли — вдруг ему полежать на земле захотелось. Но если попросишь помощи, то с высокой вероятностью попытаются чем-то подсобить. Узнав, что ты из Украины, не стремятся наладить диалог, стараются не задавать лишних вопросов, давая понять, что у них и своих проблем хватает.

У них есть шикарный лес, чистейшие озера и не загаженные промышленными сбросами реки, но тут же дефицит рабочих мест, маленькие зарплаты и отсутствие перспектив жить жизнью хотя бы отдаленно приближенной уровнем к столичной. При этом, как правило, «аборигены» малоинициативны и пассивны.  Те из них, кто не спился, находят работу в обслуге у столичных дачников, сдают жилье во время туристского сезона. Но кто-то все же пытается организовывать частные мини-отели, наладить какой-то другой небольшой бизнес, занимая делом себя и соседей.

Но это, скорее, исключение из правил. Да и туризм, который, казалось бы, должен их кормить круглый год в богатейшем на достопримечательности и красоты крае, не превращается в прибыльную отрасль. Главное объяснение: летний сезон короток, не успеваешь затраты вернуть, а для того, чтобы заманить туриста осенью на грибы, зимой на рыбалку — необходимо вложить в инфраструктуру солидные деньги, которых, естественно, и в помине нет, и взять негде. Есть несколько дорогих частных гостиниц, но они рассчитаны на VIP-клиента с высокими доходами, приезжающего с девизом «денег много — времени мало». Таких нынче становится все меньше, так что проблему занятости населения отдельные туристические миницентры в Тверской области не решают.

Более того, большинству местных туристическая отрасль приносит скорее хлопоты, чем доходы. Путешественники оставляют после себя огромные кучи мусора, а расходы на его утилизацию ложатся на жителей. Поселковые советы с мини-бюджетами со своими отходами справиться не могут, а тут еще туристы добавляют.

равда, в большинстве своем отдыхающие люди сознательные — в лесу и на берегу Селигера мусор стараются не оставлять, пакуют в мешки и пытаются отыскать бак в ближайшем селении на обратном пути.  Но на вопрос — где в поселке свалка или мусорный бак — туристам вряд ли ответят. Не со зла: слишком это для местных «стратегический и дорогой» вопрос. Могут язвительно посоветовать отвезти отходы обратно в Москву или Питер. Ведь за последующий его вывоз придется платить поселку, а у председателя сплошные «бабы Маши» со своей минимальной пенсией. Расходы пытаются переложить на дачников, у тех же свои резоны: мы тут живем три-четыре месяца, а вы с нас за год хотите поиметь.

Впрочем, нельзя сказать, что пользы от столичных дачников провинции совсем нет. За шесть лет, прошедших со времени последнего визита, серьезно поменялся внешний вид строений. Избы, кардинально не изменив свое бревенчатое устройство внутри, облачились в яркий пластик снаружи. Кое-где появились стеклопакеты и новые цветные крыши.

Многие заброшенные храмы, зиявшие ранее дырами и старой чернотой дерева, отремонтированы до приятной неузнаваемости. В поселках за счет «спонсорской помощи» дачников построены спортивные площадки для игры в футбол/баскетбол/хоккей — в том числе с комфортными трибунами для мамаш, чтобы за малышней присматривать удобно было. Правда, замечено, что они, в основном, пьют там пиво, подавая не лучший пример младшим. Кое-где запахло «собянщиной» — вокруг площадок строители-азиаты укладывают тротуарную плитку, дико выделяющуюся из окружающих пейзажей. Благодаря приезжим, воспряли духом продуктовые магазинчики, обеспечивающие втридорога дачную ораву едой.

Но, пожалуй, никогда этим «двум Россиям» не примириться и не понять им друг друга полностью. Принципиальное отличие столичных жителей от местных в том, что первые мечтают приобрести уютный домик в живописном месте и расслабляться в нем время от времени, сбежав от суеты города (так, чтобы особенно не перетруждаться, а если нужно сделать чего-нибудь — нанять рукастого соседа за копейки), а вторые, особенно местная молодежь, грезят продать свое ветхое жилье повыгодней и перебраться ближе к столице, туда, где есть работа и, по их представлению, — жизнь с перспективами. То есть одни, утомленные сверхдинамикой («Городской шум меня убивает!»), хотят отдыхать в тишине и тратить уже заработанное, другие — сбежать от «статичности» («Видеть эти елки с березами больше не могу!») и активно трудиться, чтобы чего-нибудь накопить. Хотя, в принципе, есть у них кое-что объединяющее: они одинаково переживают из-за фактического снижения пенсий, повышения возраста ухода на заслуженный отдых, ухудшения социальной помощи.

Еще одна общая черта: жители городов и провинции России кажутся одинаково зацикленными на личности «лидера нации», который должен сделать все сам и за всех. Хотя и относятся к конкретно Путину по-разному. Одни считают его героем, «остановившим падение России в пропасть» и прекратившим окончательное разворовывание ресурсов страны. Другие именно его обвиняют в создании предпосылок к глобальной катастрофе, на порог которой «он привел Россию» — воровство же не прекратил, а лишь «переподчинил потоки, упорядочил с пользой для себя и друзей».

Соответственно, у «народных экспертов», неважно откуда они — из одной из двух российских столиц или из деревни Березовый рядок — есть всего два рецепта, чтобы сделать жизнь россиян лучше: лидера сменить — и тогда станет хорошо, либо оставить на подольше — и тогда тоже все будет хорошо. Рассуждений о иных путях развития страны, признаться, так и не услышал.

Валентин Корж, Днепр, Украина

ИСТОЧНИК: http://www.rosbalt.ru

(Visited 1 times, 2 visits today)
No votes yet.
Please wait...
Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий